…вного здания. Туристы высыпают гурьбой из машины и следуют за гидом во двор. Навстречу выходит высокий пожилой мужчина и в приветствии поднимает руку.

– Здравствуйте, товарищи! – приветствует он туристов по-русски. – Я Отто Беккер. Управляющий этой фирмой…

Григорий удивлен неожиданной встрече. Вместе с Боженой они пробираются поближе к нему. Отто же продолжает говорить по-русски:

– Сейчас полевод Эрнст, – представляет он молодого мужчину, – покажет вам наше хозяйство. Следуйте все за ним.

Туристы уходят, а Кравцовы направляются к Беккеру. Григорий обращается к нему по-немецки:

– Здравствуйте, товарищ Отто. Вы меня узнаете?

Некоторое время тот внимательно рассматривает его, затем говорит по-немецки:

– Очень знакомое мне лицо. Где мы с вами встречались? Напомните.

Кравцов подсказывает:

– Вспомните город Соколинск.

Тот недолго копается в памяти, затем восклицает в полном восторге:

– Неужели?! Гриша! Вот так встреча!

Они по-дружески обнимаются. Григорий знакомит его с Боженой. Тот галантно целует ей руку. Она говорит по-русски со словацким акцентом:

– Так вот вы какой! Мне Гриша о вас много рассказывал.

Беккер спохватывается:

– Ну что же стоим мы?! Давайте пройдем в наш бар. Там и поговорим. У нас отличное пиво. К сожалению, Марта уехала по делам нашей фирмы. Вот бы она обрадовалась этой встрече! После войны мы с ней поженились. И теперь живём в ГДР. Она часто вспоминает тебя. Переживает: удалось ли тебе добраться домой?

Такой вопрос Григорий воспринимает с улыбкой.

– Удалось, – согласно кивает он,  – но только уже после войны. Марта мне много тогда помогла. Жалко, что не удалось её повидать. Передай ей большой привет! Нам нужно всем вместе когда-нибудь встретиться и поговорить о прошлых годах подробнее.

– Да, будет что вспомнить, – соглашается Отто.

Они направляются к одноэтажному кирпичному зданию. Внутри за буфетной стойкой ловко орудует блондинистый немец. В стороне два молодых человека и две их подружки усердно наслаждаются пивом и что-то весело обсуждают. Ещё двое – мужчина и женщина – молча обедают.

Беккер подзывает бармена.

– Это мои друзья из России, – говорит он хозяйским тоном. – Хорошо обслужи.

– Будет сделано! – кланяется тот учтиво и спрашивает по-русски: – Что будут заказывать господа? Вино, пиво, кофе, мороженое, мясные блюда?

– Мне – мороженое, – просит Божена, – а то очень жарко у вас.

– Ну, а мы с Григорием, – Беккер вопросительно смотрит на гостя, – наверное, выпьем по бокалу холодного баварского пива… с креветками?

– С удовольствием попробую знаменитое пиво, – соглашается тот.

Посетители за соседними столиками знаками приветствуют русских гостей. Пока бармен что-то готовит за стойкой, Отто спрашивает:

– Ну, расскажи, Гриша, как ты живёшь? Чего достиг в мирной жизни?

Тот разъясняет:

– Окончил Высшее военное училище и сейчас прохожу службу в воинской части, что стоит под Соколинском.

– Я хорошо помню то место. Тогда там стояла немецкая часть, при которой комплектовалась штрафная рота. Вот за непокорность Краус и отправил меня в неё.

– И в чем же она проявилась? – продолжает расспросы Кравцов. – Любопытно узнать.

Отто немного задумывается, а затем говорит:

– Я отказался стрелять в безоружного старика.

– Почему же Краус с вами так поступил? Ведь вы же с ним были, чуть не  друзьями.

– Трудно сейчас говорить об этом. Ещё до войны мы как-то по-соседски притерлись друг к другу. Да и нужно было где-то работать.

Разговор прерывает бармен: ставит на стол два пива, креветки и стаканчик с мороженым. Все тут же принимаются за угощенье…

Первым молчание нарушает Григорий:

– Отличное пиво. И креветки мне очень понравились.

Отто продолжает расспрашивать:

– А как поживает подполковник Кравцов?

Григорий поправляет его:

– Папа теперь генерал-майор. Работает в штабе военного округа.

Беккер удовлетворенно кивает:

– Я помню его как очень хорошего человека. В плену он мне оказал большую услугу: устроил в антифашистскую группу пропагандистов. По блату, как говорят у вас. Вот там я и изучил русский язык.

Отто спохватывается:

– Прости меня, Гриша, что не спросил про Елену Григорьевну. Как она там?

– Да пока ничего. Ей тоже многое пришлось пережить. Она часто вспоминает вас. Благодарит, что вы помогли ей с сыном убежать от Крауса, и особенно, что вы навестили её в госпитале. Это придало ей уверенности, что есть порядочные люди на этом свете.

Отто продолжает расспросы:

– Ну, а вы как живете? – обращает он внимание на Божену. – Есть пополнение?

Да, сыну уже исполнилось пятнадцать лет. Уехал в Словакию на каникулы.

– А почему в Словакию?

– Так там ведь живут его дедушка с бабушкой – родители моей жены, – за неё отвечает Кравцов. – Да и сам он родился в Карпатах.

 – А как же так получилось?

– История эта длиннаая. А если коротко, то когда я сбежал от фрау Краус, и добрался уже до Словакии, то там был тяжело ранен. Божена нашла меня в лесу умирающим. Вместе с родителями она ухаживала за мной: перевязывала, кормила... В Соколинске она закончила медучилище, и теперь по праву работника медицины следит за нашим здоровьем. После войны мы поженились. Но это удалось ни сразу и с очень большим трудом...

– Непонятно, – удивляется Отто. – Как это: с большим трудом?

Кравцов продолжает говорить по-немецки.

– Чтобы выехать за рубеж, пришлось преодолеть множество разных препон со стороны наших бывших властей. Но те тяжелые времена уже в прошлом… – А как поживают Альберт и ваш дедушка?

– Альберт, как и ты, пошел по военной линии и теперь служит в армии. Ну, а  дедушка Беккер сидит дома и нянчит правнука. Как видишь, жизнь продолжается…

– Дедушке и Альберту передай от нас большой, большой привет и огромную благодарность. Они с Мартой очень много сделали для меня – простого русского парня. Этого я никогда не забуду.

Кравцов поворачивается к Божене.

– Прости меня, что мы увлеклись немного: перешли на немецкий язык. Это тяжелые воспоминания.

– Да я всё понимаю, Гриша, и нисколько не обижаюсь, – сочувственно говорит она.

Григорий же продолжает расспросы:

– А что вы знаете о семье Краусов? Как им живется?

Беккер рассказывает:

– Так бывший комендант вашего города сейчас нигде не живет. Как-то он приходил ко мне. Хотел подкупить и завербовать в шпионы. Но просчитался. В тюрьме он умер. А его жена фрау Краус спилась окончательно и теперь лечится в спецбольнице…

В дверях появляется девушка-гид и строго приказывает:

– Кравцовы! Немедленно пройдите в автобус! Вы нарушаете график движения!

Все поднимаются и на прощание пожимают друг другу руки.

– Ещё бы хотелось поговорить, – сожалеет Григорий, – но, как видите, нам пора. Так что теперь вы приезжайте к нам, в Соколинск вместе с Мартой, Альбертом и дедушкой Беккером. Будем рады вас встретить...

Отто провожает гостей до автобуса. Те заходят в него и тут же бросаются к открытым окнам. Счастливо улыбаясь, машут на прощанье руками…  Отто кричит вдогонку:

– Мы обязательно к вам приедем! Привет родителям!..

 

 

 

 

Создать бесплатный сайт с uCoz